Информация
Предприятия
Публикации
Рынок труда
Ноу-Хау
Снабжение и сбыт
Прайс-листы
Доска объявлений




Услуги и сервисы Rusmet.Ru
Web-студия
Реклама
Подбор персонала
Контакты
Информеры
Индексы цен
Новости

Посетителей
Сегодня ...13
На сервере ...0

TopList
Круглосуточная поддержка



Публикации

  • Уральский рынок металлов
    • Член правления ОАО "СУАЛ-Холдинг" Алексей Гончаров: "Компания должна быть понятной и последовательной".

СУАЛ: компания должна быть понятной и последовательной


Чем дальше, тем чаще звучат громкие слова о необходимости инвестиций в техническое перевооружение промышленности, об активизации инновационного процесса, о соответствии международным стандартам. Проблема в том, что, говоря об этом, многие предприятия зачастуюмогут определиться в своей структуре и выработать четкую стратегию бизнеса. А секрет прост – надо ясно видеть свое место в настоящем и будущем, надо быть понятным самому себе. Сегодня на рынке есть компания, которая этот секрет постигла в совершенстве и получает с него весьма неплохие дивиденды. Как такое получилось? Мы пытаемся понять это в беседе с членом правления ОАО СУАЛ-Холдинга Алексеем Гончаровым.


– Как складывалась ситуация в алюминиевой промышленности в первом полугодии 2003 г. – в целом по миру, по России и для СУАЛА?

– Алюминиевая промышленность в мире начинает расти более динамично – это связано с оживлением мировой экономики. Если раньше рост составлял примерно 1,5 % в год, то результаты первых месяцев 2003 г уже значительно выше. Если смотреть на Россию, то здесь ситуация более стабильная: рост колеблется в пределах все тех же 1,5 %. Что касается СУАЛа, то мы по-прежнему развиваемся вдвое быстрее средних общероссийских показателей. В целом ситуация оптимистичная: цены на алюминий достигли $ 1400/т и на этом уровне достаточно стабильны, позади замедление роста мировой экономики – помните, в 2001 г. цена падала до $ 1100/т. Тогда сказались негативные последствия теракта в Нью-Йорке, и общая конъюнктура рынка была менее устойчива.
Сейчас растет и производство алюминия в мире, и его потребление. Активизировались машиностроительная, автомобилестроительная отрасли, авиация – «Аэробус», к примеру, объявляет о совершенно фантастических цифрах новых заказов. В новых моделях автомобилей очень много алюминия. Кроме того, я думаю, вскоре мы придем к тому, что и строительная отрасль будет активно потреблять алюминий – по крайней мере, мы на это надеемся, поскольку для алюминщиков это означает совершенно другие объемы поставок. Особенно это интересно для таких вертикально интегрированных холдингов, как мы, которые могут производить не только алюминий, но, скажем, металлоконструкции. Пока, к сожалению, для строителей алюминий – дорогой материал, но в будущем это очень перспективная отрасль. С развитием естественных монополий будет также расти потребление продукции наших кабельных заводов.
В целом, алюминиевый рынок почувствовал весьма заметное конъюнктурное оживление. Дальше все будет зависеть от мировой экономики, поскольку мы по-прежнему – экспортоориентированная отрасль. Рост российского рынка, потребляющего алюминий, составляет 7-10 % в год, однако объемы этого рынка – это 300-400 тысяч т, а что это значит в сравнении с многими миллионами тонн, которые производятся российскими заводами? Та динамика, которая у нас есть, достигается за счет экспорта. Хочется, конечно, чтобы внутренний рынок потребления был больше.
Сегодня наши основные партнеры: Европа – 50 %, Россия – около 20 %, оставшаяся доля распределяется между США и Азией. Похожая структура экспорта была у нас в 2001 г., только сейчас наблюдается небольшой рост поставок за счет долгосрочных соглашений, которые СУАЛ как мировая компания может себе позволить. Долгосрочные контракты – это большой плюс, стабилизация торговли, возможность четко разрабатывать логгистические процессы, планировать транспортные потоки.

– Какие планы у СУАЛ-Холдинга в связи с созданием международной компании?

– Сейчас идет только стадия формирования этой компании. Мы ведем оценку активов, завершили первую часть сделки с Флеммингами – они приобрели 4, 5 % компании S. В качестве вклада в объединенную компанию FF& P Investors передает 65 % ферроникелевого завода Моа на Кубе, а также права на разработку третьего в мире танталового месторождения Marropined в Западной Африке. Помимо этого, у FF& P есть возможность 23 % получить SA///.
Другим партнером по объединению стала компания Access Industries, основным бизнесом которой является добыча и продажа энергетического угля.
Общая идея диверсификации компании – достижение большой устойчивости. Никель, например, самый быстро растущий металл на Лондонской бирже. Сегодня он используется не только в машиностроении и электронике, но также при производстве нержавеющей стали. Общий рост потребления никеля будет служить дополнительным источником дохода. Кроме того, динамика рынков не всегда совпадает, и когда происходит спад в алюминиевой отрасли, мы можем компенсировать потери подъемом в отрасли никелевой.
Сегодня ни один крупный проект не может быть реализован отдельно взятой компанией в гордом одиночестве, везде и всегда нужны кредиторы и партнеры. Наши партнеры смотрят на нас как на участника мирового рынка и будут спрашивать с нас по международным стандартам. Именно этим обусловлены изменения в нашей финансовой отчетности и корпоративной структуре, они произведены для того, чтобы использовать потенциал западных инвесторов в полном объеме. Цена вопроса – низкие западные кредитные ставки, которые для нас означают менее долгий срок окупаемости. К примеру, порядка 60 % инвестиций в строительство глиноземно-алюминиевого комплекса в Республике Коми – заемные средства. Это значит, что нам порядка 60 % . надо будет привлекать с международного рынка, и нам не все равно, сколько эти деньги будут стоить.
В проекте сегодня как потенциальный партнер рассматривается компания «Пишине». В сфере техно, есть отличные технологии по глиноземному и алюминиевому производству, значит, есть возможность сделать производственный процесс более эффективным.
При этом мы не останавливаем проекты модернизации наших предприятий. Инвестиционная программа СУАЛ-Холдинга на 2003 г. составляет $ 108 млн. Есть в рамках этой программы известные проекты – в частности, Уральский алюминиевый завод, где построено новое производство, его мы в этом году планируем закончить и у нас будет завод, который сможет производить более 100 тыс т алюминия. Есть примеры наших инвестиций в торговое производство: это «Михалюм», которые, наконец, вышел на рентабельный уровень работы, завод «Демидовский», производящий посуду с антипригарным покрытием. Естественно, в инвестиционную программу входят модернизация Богословского и Иркутского алюминиевых заводов – их возраст уже требует обновления производства.

– Как вы оцениваете поддержку областных властей? У нас говорят, что СУАЛ выбил в упорной борьбе теплое место возле свердловского губернатора, потеснив другие компании. Как вы оцениваете подобное мнение?

– Ели вспомнить, сколько налогов платил СУАЛ в областной бюджет года два-три назад и сколько платит сейчас, то цифры отличаются в разы. Хотя объемы производства в разы не выросли. Это первое. Второе: так ли другие компании инвестируют в производство, как СУАЛ, и так ли они развиваются? Социальная сфера – очень больная тема для всей России. Когда появляются социально ответственные компании, которые часть финансирования муниципальных образований берут на себя, это приветствуется любыми областными властями. Знаете, говорят, что политика – это концентрированное выражение экономики. И я не вижу ничего нелогичного в том, что такая компания, как СУАЛ, поддерживается губернатором.
В настоящее время у нас и с руководством Республики Коми очень теплые взаимоотношения, хотя, заметьте, там губернатор недавно поменялся. Видимо, мы опять втерлись в доверие… или же действительно делаем что-то такое, что вызывает уважение. Я не помню ни одного крупного скандала, связанного с СУАЛом, – ни в одном регионе.
СУАЛ-Холдинг – действительно исправный налогоплательщик и социально ориентированная компания. Мы отслеживает не только те восемь часов, которые люди работают на наших предприятиях, но и то время, когда они не стоят за станком. Нормальные условия человеческой жизни влияют на производительность труда. Мы – капиталисты, и наш расчет в том, что человек, который хорошо живет, хорошо и работает. Может быть, таким образом, мы и достигаем нашего процента роста.

– Известно, что в своем послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин объявил о желаемых темпах развития страны: нам нужно увеличить к 2010 г. валовой внутренний продукт в два раза. А задачи, которые поставлены схемой развития и размещения производительных сил Свердловской области до 2015 г., еще более дерзкие: увеличение объемов промышленного производства в три раза. Как вы относитесь к подобным цифрам?

– Динамика промышленного производства в последнее время внушает оптимизм. Планы, конечно, амбициозные, но в целом укладываются в рамки существующих темпов развития экономики. Ничего нереального здесь нет. Просто стоит сразу сказать, что в разных сферах бизнеса и рост будет разным. Металлургия будет развиваться меньшим темпами, чем пищевая промышленность, к примеру.

– На чем сегодня строится разговор с инвестором? Он должен увидеть прозрачную систему?

– Во-первых, он должен увидеть понятную бизнес-модель. И не в том виде, в каком это принято делать в СУАЛе, а в таком, в каком это принято делать на международном уровне. Во-вторых, должно присутствовать технико-экономическое обоснование международного образца. Должно быть также банковское ТЭО, то есть документ, который говорит, какие объемы средств, в какие сроки, на какие детали проекта мы должны пустить, и по каким ставкам – то есть насколько эффективным и окупаемым будет проект. Все должно соответствовать международным стандартам. Поэтому мы и привлекаем к работе западный менеджмент – нам нужен опыт в этой сфере. Понимаете, если бы западники шли к нам, то это была бы их проблема – подстроиться под наши стандарты, но так как мы идем к ним, то мы должны их стандартам соответствовать. И до той поры, пока западный капитал для российских компаний будет привлекать дешевле, чем российский, мы будем ориентироваться на Запад. Если бы в России были кредиторы, готовые дать кредиты нужной срочности, мы бы смотрели на ситуацию по-иному. Но сейчас этого не дано. Не секрет, что любой западный кредит в разы дешевле, чем отечественный: американская ставка рефинансирования, например, сегодня составляет 1,25 %, а российская – 16 %.
Поэтому, когда мы говорим «корпоративное управление» – это не просто умные, модные слова. Это именно прозрачная бизнес-модель. Инвестор должен видеть, на основе чего принято инвестиционное решение. Он не должен думать, что впоследствии будет общей проблемой понимание того, куда он и его российские партнеры вложили деньги в принципе. Поэтому у нас есть и инвестиционный комитет, и множество регламентирующих инвестиционные процессы документов. Компания должна быть понятной.

– Многие компании сегодня стремятся перейти на продукцию высокого передела. Как действует СУАЛ-Холдинг?

– Объем потребления продукции высокого передела в настоящий момент очень низкий. У нас есть хороший запас проектных мощностей в этой сфере, но приходится констатировать печальный факт: все заводы ОЦМ в России недозагружены. Рынок потребителя узкий. Можно, конечно, экспортировать продукцию, но это уже не те объемы, как в случае с алюминием, за рубежом востребованность российской продукции не так велика, чтобы изменить ситуацию. Известно, что самый тяжелый рынок – это рынок ритейла, тех самых конечных потребителей, которые раздумывают, купить или не купить, нужно им это или не нужно, и тут положение дел зависит не только от качества, но и от рекламы, и от многих других обстоятельств.
Поэтому в выпуске продукции высокого передела у нас динамика не очень велика, хотя она, несомненно, есть. Показательно, что удалось вывести «Михалюм» на эффективный уровень – долгие годы он находился за гранью рентабельности. Как дальше будет развиваться этот сектор, будет определяться рынком потребления. Но нельзя забывать, что высокий передел – это тоже диверсификация бизнеса. И потом, тонна алюминия – это одни деньги, а фольга – совсем другие, колесные диски и сковородки вообще меряются на штуки, и здесь уже совершенно другие представления об эффективности бизнеса. Очень интересно, очень выгодно, только долго. Продукция высокого передела – это долгосрочная перспектива.

– Сегодня СУАЛ вкладывает значительные средства в экологию. Что для вас значат экологические инвестиции?
– Экологичность – это требование международного рынка, и мы должны думать об экологии, как и многом другом. Мы столкнулись с весьма сложной ситуацией: практически на всех предприятиях бывшего СССР экологические сооружения отсутствовали. Например, на Кандалакшском алюминиевом заводе вовсе отсутствовала газоочистка. В конце прошлого года мы запустили там новейшую технологию сухой газоочистки – это наша прямая инвестиция. То же самое сейчас делаем на УАЗе и БАЗе. Будем проводить экологическую модернизацию абсолютно всех предприятий холдинга.
Сегодня проблемы экологии еще недооценивается. Но через некоторое время мировой рынок будет предъявлять нам именно экологические требования. Рассуждения вроде: «Мы пока заплатим штраф, а потом будем вкладываться в экологию» – это вчерашний день. Западные инвесторы уже сейчас пристально смотрят на экологическую составляющую любого проекта – только благодаря тому, что мы предусмотрели в проекте в Коми экологические технологии, мы смогли получить кредиты по нужным ставкам. Простая арифметика. Есть на международном рынке и экологические требования к продукции – к той же самой фольге. Доходы зависят от экологичности напрямую.
В конечном итоге мы продукцию - получение прибыли, и нас не будут покупать. Я завязать на экономику

– Как СУАЛ-Холдинг намерен решать вопросы энергоснабжения своих предприятий в будущем?
– Это пока открытый вопрос: пока не будет решено, каким образом будут сформированы региональные энергетические компании согласно реформе РАО ЕЭС, ясности не будет. Вблизи БАЗа расположена Богословская ТЭЦ, около УАЗа – Красногорская. По Красногорской уже объявлен тендер, с Богословской ситуация сложнее, а ее необходимо решать. В будущем все будет зависеть от того, сколько будет стоить киловатт мощностей. Мы уже строили сами линии электропередач, чтобы обеспечить свои предприятия энергией. В каждом конкретном случае надо будет рассматривать вопрос стоимости, эффективности, а не действовать по шаблону. Рынок покажет, как поступить.

– Каковы новые проекты СУАЛа на Урале?

– В 2004 г. мы планируем начать строить Новокальинскую шахту на СУБРе. Когда меня в Свердловской области спрашивают: «Вы, когда разовьете Тиман, СУБР закроете?», никто почему-то не задается вопросом, что, может быть, более дешевый боксит Тимана в сочетании с новыми технологиями разработки стоит дороже, чем дорогой боксит СУБРа с хорошо отработанной технологией. Стоимость разработки месторождения – это ведь не только стоимость самих бокситов. Богословский алюминиевый завод строился под СУБР, и если посмотреть базовые показатели СУБРа с БАЗом в сочетании, то это одно из самых эффективных производств в стране – и все потому, что технология отработана блестяще. Тиманские бокситы будут обеспечивать новое глиноземное производство УАЗа и «Коми-алюминий».
Естественно, мы будем продолжать модернизационные программы на БАЗе и УАЗе. Что касается показателей производства, то все базовые останутся примерно на том же уровне. Чуть менее активно будет расти добыча бокситов, так как сегодня наши глиноземные производства уже полностью загружены. В целом же – мы будем последовательно реализовать все, что нам провозглашено. И, возвращаясь к вопросу о поддержке областной властью, спрошу: есть ли еще в Свердловской области компания, которая выполняет все свои обещания?


Показано
Всего ...335
Сегодня ...1


Уральский рынок металлов

Если Вы хотите бесплатно разместить на нашем сервере Ваши публикации, свяжитесь с нами. Мы будем рады сотрудничеству.


09.12.2021/03:44

ВНИМАНИЕ!
Вся торговая деятельность переведа на новый торговый портал trade.rusmet.ru

Логин и пароль для входа в личный кабинет сохранились.