Информация
Предприятия
Публикации
Рынок труда
Ноу-Хау
Снабжение и сбыт
Прайс-листы
Доска объявлений




Услуги и сервисы Rusmet.Ru
Web-студия
Реклама
Подбор персонала
Контакты
Информеры
Индексы цен
Новости

Посетителей
Сегодня ...13
На сервере ...0

TopList
Круглосуточная поддержка



Публикации

"Уральский рынок металлов", № 12, 2002 г.


Марина Живулина


В последнее время в Свердловской области все чаще слышны удары медного гонга, настойчиво повторяющего: «Удо-кан! Удо-кан!». В самом деле, название медного месторождения, расположенного близ Читы в поселке Чара, стало притчей во языцех, магическим заклинанием и для уральских медников, и для уральской власти. Насколько же оправдан столь громкий звон вокруг Удокана?


Клад

Речь о разработке Удоканского месторождения идет уже достаточно давно. Открытое в 1949 г., это месторождение действительно уникально. Разведанные запасы меди составляют около 20 млн. т, однако специалисты утверждают, что цифра занижена как минимум в два раза. Министр металлургии Свердловской области Владимир Молчанов оценивает общие запасы меди на Удоканском месторождении в один триллион долларов. Правда, богатство это сложно добыть. Удокан находится в зоне вечной мерзлоты, где среднегодовая температура воздуха – восемь градусов холода. Тем не менее, к месторождению уже проложена железнодорожная ветка. Скоро путь к Удокану будет открыт, но возникает другой вопрос: кому выпадет разрабатывать северные медные копи?


Кладоискатели

Для освоения Удоканского месторождения создана Забайкальская горная компания, одним из учредителей которой является акционерное общество «Уралэлектромедь». На Удокан направлены взгляды и зарубежных компаний, прежде всего, казахской «Казахмыс» и южно-корейской «Самсунг». Однако Уральская горно-металлургическая компания твердо намерена получить заветную лицензию.

Интерес УГМК к Удокану понятен и оправдан. Уральские медеперерабатывающие предприятия испытывают хронический дефицит рудного сырья из-за истощения собственных месторождений и сокращения поставок извне после распада СССР. При этом ситуация с обеспечением сырьём продолжает ухудшаться, снижается эффективность работы предприятий, так как, несмотря на имеющиеся значительные запасы, большая их часть сегодня непригодна к добыче по экономическим соображениям. По данным зарубежных специалистов, анализировавших ситуацию в медной промышленности Урала по программе «ТАСИС» (1998-1999 гг.), экономически обоснованных и пока неразрабатываемых запасов меди на Урале достаточно лишь на шесть лет работы медеперерабатывающих предприятий при существующих объёмах производства. И хотя объем резервных уральских запасов составляет примерно 19 млн. т, вся уральская медь рассредоточена в 50 мелких месторождениях. Поэтому при нынешней цене на медь большинство из этих месторождений является нерентабельными.

Также необходимо отметить, что существуют разные методики подсчёта запасов: в России считают весь металл на всех горизонтах; на Западе считают тот металл, затраты на добычу которого окупаются. Так вот, по западным методикам на Урале рентабельно к отработке лишь 10% запасов меди. Рентабельных запасов хватит для поддержания нынешнего уровня работы максимум на 10 лет. Дальше будет происходить падение производства.

Таким образом, ситуация с медным сырьём в России критическая. Разработка крупнейшего месторождения – Удокана, которое составляет 58% резервов меди в стране, могло бы стать панацеей от медной дистрофии. Поэтому отдавать лицензию иностранцам – стратегический просчет в государственной политике.

Эту точку зрения всецело разделяет и губернатор Свердловской области Эдуард Россель, и свердловское правительство. Идею освоения Удоканского месторождения уральскими промышленниками областные власти усиленно лоббируют. В феврале 2002 г. правительственная делегация ездила в Читинскую область. Тогда же от имени двух губернаторов – Свердловской и Читинской областей – было написано письмо на имя Президента России Владимира Путина, с просьбой учесть экономическую безопасность страны и не допустить на месторождение иностранцев. Позднее Эдуард Россель неоднократно возвращался к этому вопросу в переговорах с Правительством РФ.


Пираты и пиастры

Однако в настоящий момент вопрос по лицензии остается отрытым: пока неизвестно, в какой форме будет проведен тендер. Сегодня есть две позиции. Администрация Читинской области, Минпромнауки РФ и Госгортехнадзор РФ считают, что необходимо проводить закрытый конкурс. Минэкономразвития РФ и Минприроды РФ склоняются к проведению открытого аукциона.

В данном случае от формы зависит все. Ведь главная разница – критерий определения лицензиата: при конкурсе каждый претендент готовит технический проект; комиссия рассматривает массу аспектов: технических, экономических и социальных и выбирает лучшего претендента; при аукционе – кто больше заплатит, тот и победитель. Естественно, УГМК ратует за закрытый конкурс. В этом случае будут учтены вложения, которые УГМК уже сделала в геологическое изучение Удокана и разработку ТЭО на строительство здесь предприятия мощностью 130-150 тыс. т меди в концентрате в год. Открытый аукцион с большой степенью вероятности может привести к победе зарубежных компаний, имеющих формальные преимущества в возможностях по привлечению к финансированию данного проекта всемирно известных банков и страховых компаний.

В общем-то, вариант с иностранной разработкой Удокана мы уже проходили. Ранее освоением Удоканского месторождения в течение почти восьми лет занимались американцы, выигравшие в своё время тендер на его освоение. Однако фактически зарубежные партнёры месторождение не развивали, сделав его не конкурентоспособным для мирового рынка. Зачем же дважды наступать на одни и те же грабли?

Кроме того, иностранный инвестор будет стопроцентно заинтересован в продаже концентрата с Удокана в Китай, где цена выше, чем на Лондонской бирже металлов. Поэтому предположение, что инвестор будет добывать сырье и направлять его на российские перерабатывающие мощности, весьма наивно. У зарубежных компаний свои интересы на мировом рынке меди.

Какова позиция, к примеру, компании «Казахмыс», заявившей о своем интересе к Удокану? Прежде всего, из предложений «Казахмыса» следует, что на российские заводы компания планирует направить лишь 13-20% запасов Удокана, а 80-87% будет вывезено за рубеж. Расчёты, направленные в Минэкономразвития РФ, показывают, что при мощности ГОКа в 10 млн. т руды в год Россия будет терять в год $31 млн. (разница между налоговыми поступлениями в бюджет при вывозе медного концентрата за рубеж и его переработке с получением рафинированной меди на российских заводах). При мощности в 20 млн. т руды в год ущерб для России возрастёт до $50 млн. в год. За весь период эксплуатации месторождения сумма ущерба для России по налогам превысит $3 млрд. и станет несопоставимой с возможным превышением платы участников при открытом аукционе по сравнению с закрытым тендером.

Далее, предложения Казахстана о направлении в течение первых 10-15 лет медного концентрата на российские медеплавильные заводы являются лишь декларацией, так как в условиях рыночной экономики завышенная цена поставщика может сделать данную сделку экономически неприемлемой для потребителя. Именно по такой причине с середины 90-х годов были практически прекращены поставки медного концентрата с СП «Эрдэнэт» на российские медеплавильные заводы, несмотря на наличие Межправительственного соглашения, предусматривающего такие поставки в Россию, и установленные Минпромом РФ квоты на поставки концентрата. В условиях Удокана более выгодной является продажа медного концентрата в Китай – элементарно по причинам более высокой цены продажи концентрата в Китае. Поэтому зарубежный собственник Удокана будет предпринимать максимум усилий по увеличению доли поставок экономически более выгодному потребителю.

Допущение, что иностранная компания построит производство и будет выпускать рафинированную медь и медные полуфабрикаты, экономически бессмысленно. Стоимость создания такого производства вместе со стоимостью освоения Удокана превысит $1 млрд. и вряд ли вообще окупится. Большие компании, располагающие достаточными ресурсами для этого, уже имеют свободные мощности – за рубежом, им нет смысла создавать новые. Небольшим компаниям это не под силу.

Что же произойдет, если Удокан не достанется российским медникам? Медный комплекс Урала через 8-10 лет начнёт сокращать объёмы производства – просто не из чего будет делать медь. Возникнут серьезные проблемы в смежных отраслях – от кабеля до радиаторов. Поднимутся цены на внутреннем рынке. Неуклонно будет снижаться доля России на мировом рынке меди и доходы государства от экспорта. Будут падать доходы железных дорог. Начнут закрываться предприятия, сокращаться рабочие места (всего – порядка 30 тысяч рабочих мест). Бюджетные потери составят порядка 1,4 млрд. руб. ежегодно, минус еще 2,4 млрд. руб. единовременно, которые необходимо будет направить на создание новых рабочих мест.


Уральский курс

Итак, выбор в пользу отечественного производителя очевиден. Но возникает вопрос: почему именно Уральская горно-металлургическая компания? Ответ неожиданно простой. Просто остальные мощности, которые есть в России, в первую очередь «Норильский никель» и Кыштымский медеэлектролитный завод, на сегодняшний день загружены практически на 100% («Норильский никель» работает на своей рудной базе, там запасов на 60-70 лет). Им просто некогда будет разрабатывать Удокан.

У УГМК же на 30-35% мощности загружены переработкой отходов цветных металлов на основе меди. Бесконечно это продолжаться не может. Если в конкретный период времени Россия вступит в ВТО, то необходимым обязательным условием со стороны участников Всемирной торговой организации будет отмена пошлин – в данном случае, пошлин на экспорт отходов цветных металлов. Когда пошлины будут отменены, загрузка производства резко уменьшится. Кроме того, рудная база истощается. Потребность Уральской ГМК в Удокане насущна.

УГМК уже заявила о готовности потратить на Удокан до $400 млн. Холдингом найден партнер в лице мирового медного гиганта — чилийской компании Codelco. Codelco обеспечивает 17% экспорта Чили, 4% ВВП и около 8% налоговых поступлений в бюджет. Генеральный директор УГМК Андрей Козицын и посол Чили в Российской Федерации Пабло Кабрера недавно обсудили возможность подписания меморандума о сотрудничестве между УГМК и Codelco. Одним из проектов в рамках сотрудничества двух медных компаний станет как раз разработка Удоканского месторождения.

Выгодность проекта по совместному освоению Удокана заключается в том, что Codelco на правах государственной компании пользуется в Чили особыми экономическими льготами, включая налоговые. К тому же, УГМК переходит в ближайшее время на единую акцию, что позволит привлечь на хороших условиях дополнительные инвестиционные ресурсы..

Программа освоения, разработанная УГМК, предусматривает строительство на севере Читинской области обогатительного комбината мощностью переработки руды в 10 млн. т. В чистом виде это 130-150 тыс. т меди. Строительство этого ГОКа позволит создать дополнительно 700-800 новых рабочих мест. Работы по строительству начнутся через 1,5 года, кода МПС закончит строительство железной дороги, а на разработку месторождения отводится шесть лет. По планам Андрея Козицына, к 2008 г. Удокан будет покрывать потребности УГМК в медном концентрате на треть. Комплексная разработка Удоканского месторождения позволит медеплавильным заводам Урала работать на полную мощность около 200 лет.

Выбор теперь – за федеральной властью. Будем надеяться, что этот выбор будет сделан в пользу отечественного медного комплекса.


Показано
Всего ...375
Сегодня ...1


Уральский рынок металлов

Если Вы хотите бесплатно разместить на нашем сервере Ваши публикации, свяжитесь с нами. Мы будем рады сотрудничеству.


09.12.2021/04:57

ВНИМАНИЕ!
Вся торговая деятельность переведа на новый торговый портал trade.rusmet.ru

Логин и пароль для входа в личный кабинет сохранились.