Информация
Предприятия
Публикации
Рынок труда
Ноу-Хау
Снабжение и сбыт
Прайс-листы
Доска объявлений




Услуги и сервисы Rusmet.Ru
Web-студия
Реклама
Подбор персонала
Контакты
Информеры
Индексы цен
Новости

Посетителей
Сегодня ...13
На сервере ...0

TopList
Круглосуточная поддержка



Публикации

"Уральский рынок металлов", № 12, 2002 г.


Татьяна Игнатенко,
Лариса Федоткина,
специальные обозреватели


Третий год не утихают жаркие споры вокруг реформирования российской электроэнергетики. Экономисты, политологи, зарубежные и отечественные эксперты, руководители регионов и крупных промышленных предприятий, научная общественность и государственные институты совместными усилиями ищут компромиссное решение проблем отечественной энергетики. Вариантов много: от предложений «улучшистов» – ничего не менять, лишь кое-где подправить, подлатать, до крайне либеральных – сломать все и отстроить заново.

Существующая сегодня в энергетике хозяйственная система не устраивает ни одного из ее участников. Предприятия недовольны перекрестным субсидированием и тем, что должны платить за рядовых жителей. Рядовые потребители недовольны тем, что с каждым годом они платят за электричество больше, и за эти деньги им никто не может гарантировать надежного и бесперебойного энергоснабжения. Отключения электроэнергии стали нормой российской жизни. Поиск виновных неизбежно приводит к региональной энергокомпании, которая кивает на региональные власти и подконтрольные им энергетические комиссии, якобы в популистских целях устанавливающие заведомо дефицитный тариф. Власти, в свою очередь, переводят ответственность на региональную энергосистему, которая, по их мнению, требует слишком много денег и тратит их неэкономно.

Идея реформирования российской электроэнергетики возникла из ответов на самые простые и очевидные вопросы – кто, сколько, кому и за что платит. И поскольку наиболее крупными промышленными потребителями является цветная и черная металлургия (10,6% и 6,5% от всего потребляемого в РФ электричества соответственно), именно с предприятиями этих отраслей и возникают основные разногласия.

Позиция энергетиков ясна: российская энергетика нуждается в реформировании. И прежде всего требуется изменить отношение потребителей к энергетической отрасли, как к донору экономики. Не секрет, что наша промышленность по энергоемкости и энергопотреблению серьезно проигрывает аналогичным западным производствам. Государственная политика заниженных цен на энергоресурсы, доля которых в советское время в себестоимости промышленной продукции составляла от долей до нескольких процентов, обусловила низкую эффективность энергоиспользования, которая сохранилась до сегодняшнего дня. Поэтому энергоемкость ВВП в России в 2-3 выше, чем в США, в 3,5 раза выше, чем в Западной Европе. Эффективность же использования электрической энергии в России в 6 раз ниже, чем в Японии; в 2 раза ниже, чем в США; в 1,4 раза ниже, чем в Индии и Китае.

Несмотря на это, к началу рыночных преобразований электроэнергетика страны по-прежнему представляла мощнейший комплекс технологического оборудования по выработке, передаче и распределению энергии с хорошо организованными инфраструктурами топливообеспечения и восстановления оборудования и большим ресурсом работы, рассчитанным на 20-30 лет при нормальной эксплуатации. Однако стремление к занижению тарифов на электроэнергию в России продолжилось в период шоковой терапии как популистская компенсация за многократное ухудшение уровня экономического развития. Такое искусственное сдерживание рентабельности на уровне 15% и жесткая тарифная политика, не компенсирующая затраты на производство и восстановление производственных фондов, привели к тому, что энергетический комплекс разрушался и деградировал под предвыборными лозунгами «даешь дешевую энергию».

Итогом такой политики стало, по заявлению заместителя председателя Правления РАО «ЕЭС России» Леонида Меламеда, отсутствие у РАО денег на развитие. Отрасль не способна сформировать платежеспособный заказ на обновление технологического оборудования, восполнение производственных мощностей в связи с существенным отставанием роста тарифов на энергию по сравнению с ростом индекса цен в промышленности. Положение усугубляется ростом цен на топливо и длительным инвестиционным циклом окупаемости вложений в электроэнергетику. Ресурсы отрасли исчерпаны, поскольку на один рубль выручки у компании приходится только 5 коп. прибыли. Учитывая, что для ввода 1 тыс. кВт установленной мощности необходимы инвестиции в размере $1 тыс.

Таким образом, по мнению Л. Меламеда, за I полугодие 2002 г. РАО «ЕЭС России» могло ввести только около 400 МВт. В результате для обновления всех установленных мощностей компании в объеме 197 тыс. МВт потребуется свыше 250 лет. На фоне увеличения объемов потребляемой электроэнергии, обусловленных ростом экономики в течение последних двух лет, электроэнергетический сектор к 2003 г. может оказаться неспособным удовлетворить растущие потребности экономики и оказаться тормозом развития страны.

Поэтому логичным выглядит тезис о том, что одним из необходимых условий выхода отрасли из кризиса необходимо повышение тарифа и включение в него инвестиционной составляющей. При этом энергетики считают: утверждение, что отечественная промышленность может потерять конкурентоспособность – не более, чем просто политическая «страшилка», и ничего общего с действительностью не имеют. Особенно активными сторонниками замораживания энерготарифов выступают представители экспортно-ориентированных отраслей, прежде всего энергоемких, таких, как металлургия. При этом Россия сегодня экспортирует до 60% производимых в стране черных и до 80% цветных металлов. По экспорту черных металлов Россия устойчиво занимает первое место в мире.

По утверждениям энергетиков, именно эти отрасли через систему заниженных тарифов на электроэнергию получают сверхприбыли, фактически реализуя каналы беспошлинной продажи электроэнергии через заниженную себестоимость экспортируемой продукции. Эти сверхприбыли в объеме $20 млрд. сегодня ежегодно вывозятся из страны, и пока не существует экономического механизма, позволяющего перенаправить их на капитализацию самих этих отраслей и развитие отраслей смежных, в том числе электроэнергетики. До 1999 г. энергетическая отрасль практически бесплатно отдавала свою продукцию производителям металла, чтобы те смогли выйти на мировой рынок. Теперь, когда финансовое положение экспортеров несравненно лучше, чем в остальных отраслях, настало время строить отношения на рыночной взаимовыгодной основе.

Металлурги с этими доводами не согласны, ссылаясь на то, что положение в отечественной металлургии далеко не радужное. Помимо внешних факторов, серьезно усугубивших положение в отрасли, она имеет немалые внутренние проблемы. Главная из них, так же, как и в энергетике, – состояние основных фондов. На сегодняшний день их износ в среднем по отрасли достигает 60–70%. В большинстве случаев производственные мощности недозагружены в среднем на 30–40%. При этом лишь 10% существующего оборудования предприятий соответствует современным мировым стандартам, а 35% считается устаревшим и не подлежащим модернизации. Отсюда и вытекает высокая энергоемкость, о которой говорят энергетики. Так, на производство продукции черной металлургии расходуется: электроэнергии – 13,3%, теплоэнергии – 9,8%, условного топлива – 11,2% от потребляемых промышленностью. Это ставит вопрос конкурентоспособности и выживания на внешнем, да и на внутреннем рынках в прямую зависимость от так называемой энергетической составляющей. Металлурги признают, что существующие российские тарифы на энергетические ресурсы ниже, чем в развитых странах Запада. Но дальнейший рост цен и тарифов на продукцию естественных российских монополий, по их мнению, приведет к крайне отрицательным последствиям. Намечаемый рост железнодорожных и энергетических тарифов в России совпадает по времени со значительным снижением мировых цен на ряд видов металлургической продукции. Это существенно ослабит позиции отечественных предприятий на внешних рынках. Даже в том случае, если отрасль будет переориентирована на внутренний рынок, выпускаемый сегодня объем металлургической продукции этому рынку не нужен.

Поэтому их вариант выхода из сложившейся ситуации не в том, чтобы перекладывать оплату расходов энергосистемы на металлургов, а в усилении работы по снижению собственных затрат отраслей-монополистов. При этом, по утверждению этой стороны, рост тарифов на продукцию и услуги энергетических компаний вызван чаще причинами субъективного, а не объективного характера. По сей день расчет российских энерготарифов основывается на так называемом затратном принципе. Он заключается в том, что правительственным постановлением определяется и фиксируется список неких «разрешенных затрат», то есть расходов, которые могут включаться в цену электроэнергии, услуг на ее передачу, распределение и подлежащие компенсации потребителями услуг. Все эти затраты включаются в тариф, к ним приплюсовывается некая прибыль («разрешенная и рассчитанная в соответствии с действующими методическими указаниями ФЭК России») в процентном выражении. Причем прибыль начисляется на все затраты, вне зависимости от того, сам ты произвел что-то или купил на стороне. Закупил топливо – и на него накрутил процент разрешенной прибыли.

Короче говоря, существующая сегодня в энергетике хозяйственная система не устраивает ни ту, ни другую сторону. Как ни парадоксально, правы обе стороны. Тариф, устанавливаемый региональной энергетической комиссией, действительно не покрывает всех затрат региональных энергокомпаний, многим из них не хватает средств даже на то, чтобы поддерживать систему в рабочем состоянии. А региональные энергосистемы действительно не заинтересованы сокращать свои издержки.

Выход – это либерализация отрасли, стратегической задачей которой является перевод электроэнергетики в режим устойчивого развития на базе применения прогрессивных технологий и рыночных принципов функционирования. То, что неизбежным следствием реформы РАО «ЕЭС России» станет рост цен на электроэнергию, не вызывает сомнений.


Таблица 1. Структура установленных мощностей в электроэнергетике.




























Виды

станций



Установленная

мощность



Удельный вес,

%



ТЭС



148
млн. кВт



69%



ГЭС



44 млн.
кВт



21%



АЭС



21 млн.
кВт



10%



Всего



213
млн. кВт



100%



Источник: данные Госкомстата и РАО ЕЭС.


Структура установленных мощностей электростанций Российской Федерации далека от оптимальной (см. табл.1). Две трети мощностей приходится на тепловые электростанции, потребляющие дорогое органическое топливо – мазут, газ и уголь. Соответственно, дорога и электроэнергия, поступающая от этих станций в единую энергосистему. В энергетической стратегии, разработанной Минэнерго, предусмотрено повышение цен на газ в течение ближайших двух лет в 3,5 раза. В итоге себестоимость электроэнергии на станциях, работающих на газе, повысится примерно вдвое, а в целом по тепловым станциям – почти на 60%. При таком росте цен на топливо удержать энерготарифы на прежнем уровне невозможно. Однако вопрос заключается в том, насколько она вырастет.

Противники реформ пугают шести- и семикратным ростом. Металлурги указывают на то, что в программе реформирования механизмы создания единого конкурентного рынка определены пока лишь в самом общем виде. Между тем, проблемы, связанные с его функционированием, очевидны. Отсутствуют необходимые технические возможности для обеспечения перетока энергии в пределах одиннадцати часовых поясов. Вызывает сомнения экономическая целесообразность такого порядка из-за огромных потерь электроэнергии при передаче на большие расстояния. В этих условиях «единый рынок» распадется на ряд региональных обособленных блоков, в которых количество поставщиков невелико, поэтому конкуренция между ними, скорее всего, не возникнет. Кроме того, попытки создания единого оптового рынка неизбежно приведут к очередному повышению тарифов в 3-4 раза. Особенно резкий скачок произойдет в местах расположения крупных ГЭС, так как единый рынок, по замыслу авторов реструктуризации, усредняет тарифы. Пострадают в первую очередь энергоемкие и экспортно-ориентированные производства. Расчеты показывают, что при росте тарифов на электроэнергию в 2 раза увеличение себестоимости продукции в черной металлургии составит около 15%. Наиболее энергоемкие подотрасли перейдут в разряд убыточных. Например, рентабельность производства ферросплавов составит минус 19,6%. Увеличение цен на электроэнергию в 4 раза, как планирует РАО «ЕЭС России», приведет к тому, что при неизменных ценах на металлопродукцию вся черная металлургия станет убыточной – с рентабельностью минус 5,5%. Достаточно сказать, что совместное повышение тарифов на электроэнергию в 4 раза и на природный газ в 3,5 раза при нынешнем уровне цен на готовую металлопродукцию приведет к печальному исходу: в целом по черной металлургии рентабельность составит минус 22%.

В РАО «ЕЭС России» изначально рассматривались два сценария увеличения цен. Первый предполагал их рост до уровня, позволяющего обеспечить самофинансирование отрасли. Получалось, что к 2003 г. цены должны вырасти в 1,6 раза, а к 2005 г. – в 2,1 раза. Второй сценарий определял уровень цен, при которых обеспечивалась бы окупаемость проектных инвестиций (строительство ТЭЦ небольшой мощности с парогазовыми установками). В этом случае цены нужно было бы увеличивать в 2003 г. в 2,4 раза, а в 2005 г. – в 3 раза. Расчеты энергетиков показывают, что инвестировать деньги в строительство электрической газовой станции можно только в том случае, если цена на ее продукцию – 1 кВт/ч. – будет не ниже трех центов. Строительство при меньшей цене невыгодно. Через некоторое время, когда электроэнергия станет товаром, цена на нее незначительно превысит эту планку.

Таким образом, из цены, чуть-чуть превышающей три цента, будет складываться оптовый рынок электроэнергии. Для крупных потребителей, которые подключены к высоковольтным сетям, дополнительные затраты будут минимальны. Участники розничного рынка тоже несут определенные расходы, которые должны быть компенсированы при оплате электроэнергии, ведь электроэнергию нужно провести через распределительные сети и подстанции. К оптовой цене в среднем прибавляется один цент. В итоге, по прогнозам представителей РАО, получается сумма в четыре цента за кВт/ч.

При этом авторы реформы считают ошибочным мнение, что повышение тарифов приведет к новому витку инфляции. Исследования, выполненные в институтах РАН и Высшей школы экономики с помощью межотраслевых моделей макроэкономики, показали, что в период до 2005 г. рост тарифов на электроэнергию на 1% будет сдерживать развитие производства в среднем на 0,1%. Так что при удвоении тарифов сокращение ВВП составит около 10% при одновременном росте энергетического производства на 5%.

Безусловно, повышение энерготарифов снижает рентабельность, уменьшает конкурентоспособность и сдерживает развитие производства. Однако, как уже было отмечено, отечественное производство имеет завышенную в 2-3 раза энергоемкость по сравнению с аналогичным зарубежным производством. Поэтому рост себестоимости в промышленности на 5-10% вполне соизмерим с существующими расточительными потерями энергии на многих предприятиях. То есть резервом экономии могут быть меры по энергосбережению самих потребителей. Техническое перевооружение энергоемких отраслей и переход на современные технологии будут способствовать развитию, с одной стороны, их конкурентных преимуществ, а с другой – инвестиционного комплекса. Повышение тарифов, кроме того, будет способствовать притоку средств в энергетическую отрасль, поскольку будет обеспечено ее самовоспроизводство.


В статье были использованы материалы сайтов www. polit.ru, www.rao-ees.ru, www.ifs.ru, «Основные положения Энергетической стратегии России на период до 2020 г.».


Показано
Всего ...333
Сегодня ...1


Уральский рынок металлов

Если Вы хотите бесплатно разместить на нашем сервере Ваши публикации, свяжитесь с нами. Мы будем рады сотрудничеству.


09.12.2021/04:20

ВНИМАНИЕ!
Вся торговая деятельность переведа на новый торговый портал trade.rusmet.ru

Логин и пароль для входа в личный кабинет сохранились.